pumkinhead
пусть верят в притчи;
иногда мне кажется, что я потеряла слова
что на том месте, где когда-то было оно – уютное, пурпурное, теплящееся, сейчас совсем ничего нет
ничего и никого
это так страшно, Господи, или не Господи (ну какое тебе Господи, Господи), или кто-то там - Тот Кто Сидит в Камыше/Темноте/Времени и смотрит
где мои слова где же они вы не видели не прокатывались, не проходили
почему они пропали, дядяюшка Э-э-эх?
почему так тихо и страшно
почему сентябрь почему холодно так что то ли березы хрустят по утрам от наледи то ли мои собственные кости то ли каблуки шуршат по разбитому асфальту
почему так мало тех, настоящих слов, теплых и собственных как имя, как воздух, как это, ну, оно самое, которое душа
почему слов так много, громких, резких, лошадиных смешков, отскакивающих от стекол маршруток и автобусов, застревающих в щелях проржавевших трамваев, ввинчивающихся в спасательный круг наушников и ведь это же люди, люди, почему вы, кто же вас так, где же вы, эй
почему так пусто до духоты и отчаянья и солнце опрокидывает бадью абрикосового джема по утрам и хорошо если, а то как черничного прямиком из погреба и тогда холод зажимает виски и пальцы давит давит и тишина
куда оно все делось, звенящее и скворчащее на сердце, потрескивающее запятыми и смыслами, если по неосторожности капнуть на раскаленное вдохновением
и ладно бы, ладно бы – молчание, хвала спасительному молчанию, но нет же его, нет
есть вопросы и предложения, есть лишнее, есть прошлое, есть люди и нелюди, есть Кот и кот – до нежности молчалив. мы с котом сидим и смотрим друг на друга. и молчим. Кот засыпает и так храпит во сне, словно там, в темно-кофейном отблеске подшерстка живет невысказанное мурчание, паром выходит, словно из забытой на плите кастрюльке.
кот, говорю, а, кот. где мои слова. где мое чудо, м? кот открывает один глаз и глубоко вздыхает.
я укрываю его одеялом и смотрю на чужие окна до тех пор, пока все они не погаснут.

@темы: вникуда