Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пылесборник (список заголовков)
19:44 

пусть верят в притчи;
Однажды безмолвие светлой строкой обернется.

Прослушать или скачать Fleur - Знаки Возвращение бесплатно на Простоплеер

...а еще есть волшебство. и множество, множество аллюзий и ассоциаций, не вмещающихся не только в слова, но и в черепную коробку в целом. нерастраченные блокноты укоризненно шелестят пустыми страницами.

все зависит от угла восприятия. к примеру, можно выглянуть в окно и заметить, как вспухли волдыри на обожженной предчувствием лета реальности, как прорывается тонкая пленка и наружу прорывается сочное, вызревшее лето, опаляя легкие изнутри насыщенностью цветочных запахов. вот вздулись корневые жилы на асфальте, растрескались иссушенные губы тополиных пеньков.
можно выглянуть в окно и смеяться, сраженный густой волной июльского жара, терпкого от сирени и яблони, ослепленный охрой чистотела и одуванчиков.
все зависит от угла восприятия.

я опускаю в воду семечко авокадо и жду чуда.
каждый имеет право на авокадо.

@темы: пылесборник

19:35 

пусть верят в притчи;
ощущение того, что время тебе не принадлежит, словесно непередаваемо. разумеется не принадлежит, а как же иначе, оно всегда существует где-то не периферии, бесстрастное и неумолимое, но нет, я о другом времени, о том, которое принадлежит тебе согласно чужим представлениям. другие люди, с изнанки, уверенны, что лучше знают, как тебе распорядиться временем. стремятся определить приоритет и последовательность твоих действий.
но ведь оно мое, это время. насколько оно вообще может принадлежать мне. а оно в последнее время чертовски капризничает, олицетворяя порванную жемчужную нить. остается только лихорадочно шарить ладонями по грязному полу, подбирать драгоценные крупицы и глотать вздохи отчаянья.
и это нормально. так и должно быть. иначе время замедлится и обратится в жидкий янтарь, в котором можно залипнуть на долгие часы, а то и годы. нет-нет-нет, пусть лучше лихорадка и отчаянные попытки все успеть.
я люблю этих людей. люблю болтать с ними, когда есть возможность, люблю наделять их саундтреками в духе Джармуша на задней площадке трамвая, когда солнце срезает верхушки деревьев и слепит глаза, а в глубине души зиждется умиротворение. но мое время принадлежит мне. пусть это рваные жемчужные бусы, но они мои.
скоро снова удастся поиграть в чехарду с городом, жадно заглатывающем лишние буквы с вывесок, чтобы оставаться "г. Радость" хотя бы номинально.
до билетов на долгожданный поезд рекомендуется дотрагиваться кончиками пальцев, чтобы ненароком не обжечься заревом неоправданных ожиданий.

@темы: пылесборник, задумчательное

21:20 

пусть верят в притчи;
из анонимного отзыва на подсекцию студенческой конференции: "...у Вас прическа классная + у девочки рыжей, как ржавый дракон"
метафоричность дня зашкаливает
подоконник обживают новые жильцы
глафира сергеевна, дорогая! знакомьтесь, кузьма елисеевич. фикус. теперь он будет жить с нами.
кузьме елисеевичу нездоровится, но мы обязательно его выходим. правда, сонечка? любовь андревна, оставляю новосела на ваше попечение.

нет же, все в порядке. что мы говорим реальности? не сегодня.

на кирпичном запрещено кормление голубей. на кирпичном - сплошь болота, выныривающие из-за железнодорожных путей и бесконечных цветочных магазинов. на кирпичном живут перелетные пакеты и гитаристы. может быть, на кирпичном обитают болотные кикиморы и русалки, но эти предпочитают не выглядывать из камышей.
а за кирпичным лес.
а за лесом, кажется, совсем ничего нет. горизонт событий. или небытие.

перелистывать трофейный сборник стихов (все тлен и безысходнсть: я исчезну во мраке беспросветной ночи не залают собаки и луна промолчит), зачитывать отрывки дурным голосом, смеяться до спазмов кашля. коварный весенний бронхит.
снится: голоса нет, кругом люди, нужно читать диктант, а из горла только шум моря, крики касаток. дети смеются, ненавистный кабинет биологии, растерянная е.м.
просыпаюсь: листовка тотального диктанта, ручка, воспоминания солнечного поезда и бабушки, разворачивающей газетку (в которой аккуратно сложены перья лука, пирожки с капустной начинкой и яйца, сваренные вкрутую...)

весна прячется в чайнике ромашкового чая, отблесках ностальгии (бабушка, апельсиновые корки в сахаре, чтение до бессознательности и вечерний корвалол), птицах
небе, щерящимся свинцовыми тучами, сквозь которые нет-нет, да пробьется золото
холодно, холод-но

девочка рыжая, как ржавый дракон
дракон
дракон

@темы: пылесборник, осколки атмосферности

20:23 

пусть верят в притчи;
"я бы чего-нибудь написала. но мыслей мало"
свет лампы разглядывает одеяло.
февраль - Мистер Сонно.
март - Мистер Вяло.

эфир молчит который месяц, ну и пусть, ну и ладно. почти не обидно.
лесенки-линейки
здоровенные сосульки и едва различимые в оглушительной аквариумной изумрудности сомы сходятся в одной точке пространства. больно. лежать бесконечное мгновение, уравновешивая верх и низ. мерцающие от оконного света вмятины множества следов на снегу. в с е х о р о ш о в с е н о р м а л ь н о, скороговоркой, на выдохе, убаюкивая ушибленный локоть и сочувствующих прохожих. рыбная жизнь в пакете теплится и шебуршит.

патриотические олимпиадные порывы швабры и тапка
непривычные цифры на градуснике
недоповзрослевший и трогательно ругательный Толик за стеной
разговоры хороводы
вопросительный Горан Брегович в конце марта
утвердительные бесконечные библиографические списки в конце научных, страшно сказать-подумать, работ

if I can make it there, I'll make it anywhere

не пропадать не пропадать не пропадать не пропадать не пропадать не пропадать не пропадать
только не.
только бы.

@темы: пылесборник

20:38 

пусть верят в притчи;
День случайных людей и чужих секретов/советов/пожеланий.
Так приятно жить в этих мимолетных представлениях о себе. Я уже не я, я - только впечатление, одна из сторон многоугольника, многажды умноженная и сложенная.
Я - жена финского хоккеиста, вышедшая замуж по любви и (обязательно!) в Ленинграде.
Я - невеста шведского проповедника, широкоплечего и улыбчивого, с веснушками на щеках.
Я - девочка с удивительным зрением и предчувствием номера автобуса.
Я - знаменитая баскетболистка, объездившая полмира.
Я - растрепанная, рискующая заработать глисты на ветру облизывая косточку финика, обязавшаяся выучить 9 языков, молиться за Бабу Надю (баба Надя, Вы невероятнейшая женщина, спасибо), исцеляющая ноги и старость ("Старость, деточка, это страшно. Страшно. Постарайся не стареть, милая девочка. Какой там автобус?.."), травящая свою жизнь маминым присутствием ("Беги от нее, девочка, беги!.. А это кто? Так это она?.. Какая хорошая!")
Я - улитка, подпольный революционер со стопкой поддельных пригласительных с одобрения и пособничества С.П., этой святой и замечательной женщины с завораживающим смехом. Если кому и суждено спасти мир - это С.П.
Если обобщать до крайней точки, точки невозврата во времени, пространстве, сознании, то эта жизнь становится предбанником величайшего Театра Абсурда, чьи кулисы уже начинают нетерпеливо подрагивать.

@темы: пылесборник

09:26 

пусть верят в притчи;
За недостатком красок внутри, выглядываем в наружность. Воздетые к небу руки-ветки застыли в последнем всплеске восторга. иссохшиеся, закоченевшие символы осени.
мы поднимаем руки вверх, мы кружимся, мы деревья. собачники оборачиваются, смотрят как на дурных.
ловить удачные кадры в сияющей инеем траве, вмерзая в землю. боярышник краснеет на глазах от такого близкого интереса к его скромной, потрепанной ветром и детворой, листве.
Острые, разноцветные слова-стеклышки Маяковского складываются в фреску. звенят золотые молоточки. пахнет сливово-женьшеневым чаем.
аромотерапия запахами прошлого: кожа, военная форма, 1979 год. мы с папой со всей ответственностью снаряжаемся в путь. мы с папой играем в войнушку. мелкий верещит и сопротивляется. у него есть конструктор и самолеты. у нас - компас, офицерские планшеты, фуражки и кобура. мы богаче.
Глафира Сергеевна взирает на заоконную оранжевость с высокомерием избалованной барышни. Сонечка, ненароком подхватившая достоевщину, трепещет на сквозняках и укоризненно желтеет.
на углу дома собираются коты. голубоглазые, зеленоглазые, рыжеглазые, пушистые и лысые. среди них императрицей восседает беременная Люська. дворовые разбойники уступают ей еду, ей, маленькой трехцветке, которая пингвинчиком подбегает к блюдцу и трется у твоих ног до тех пор, пока сердце окончательно не разобьется от жалости.

на педагогике задали вести дневник радости - не менее 10 радостей в день. занятие, нацеленное на позитивное восприятие Вселенной, вгоняет в темнейшую депрессию, если в какой-то день радости не досчитался. бросили после первой недели. собрали гербарий. нашли клевер в корпусе безвременья, где странные люди в лабораториях изучают высшие материи, отгородившись от окружающего мира табличкой "Институт культурологии".
но радиация
но физика нелинейных систем

@темы: пылесборник

09:08 

пусть верят в притчи;
разграничивать бумажное и электронное слишком страшно, когда забывчивость ходит по пятам, грозит пальцем, даром, что указательным.

городу снится, будто он горы; Сны мерцают в молочном тумане, словно звезды в Млечном Пути.
городу снится маяк. две трубы завода сливаются в одну, далекие здания складываются в причал. необъятный трансформер иллюзий.
городу снится, будто бы он Париж. линии электропередач незаметно перетекают в Эйфелеву башню. от синеватой дымки слезятся глаза. хочется спать, но видеть сны целого города интереснее, чем свои.

лес шуршит ветками, мельтешит мотыльками. грохочущий грузовик громогласно гудит где-то вдалеке; лес передает его отсутствие эхом от дерева к дереву. среди изумрудной зелени оглушительным пурпуром вспыхивает костяника. под старыми кроссовками аппетитно чавкает, причмокивает травянисто-глиняная квашня. обвисшие шнурки в последней попытке ускользнуть от сырости и меня, отчаянно хватаются за каждый куст. в руках лесные сокровища. лес панибратски похлопывает меня по плечу шиповников, я теряюсь.
теряюсь абсолютно, по-детски, с перехватывающим дыхание ужасом, что не выбреду. справа - лес, слева - лес, впереди открытое таежное море.
бежать, спотыкаясь, ловить альвеолами запахи размокшей земли, костров, полыни.
под ногтями остается траур.

@темы: пылесборник

19:26 

пусть верят в притчи;
- О НЕЕЕТ, БЭТМЕН УУУУМЕР! - Кричит папа с кухни. Я бегу, я спотыкаюсь, я сталкиваюсь с котом, который переживает не меньше меня.
А папа просто облил свою бэт-футболку кетчупом.
Едва не поседевшие я и Кот вздыхаем и тихо покидаем кухню. Папа слизывает кетчуп с футболки. Свистит чайник. Выкипает яблочное пюре.

@темы: пылесборник, что скрывал подвал

18:35 

пусть верят в притчи;
- ... и Вандер-вумен
- Это та, которая в трусах Капитана Америки?..

Внезапные споры о марвел, вперемешку с японской речью внахлест на привычное пространство первого корпуса, где заблудиться легче, чем сосчитать звезды в Большой Медведице.
осень мелькает в чужих шарфах, азбукой морзе стучит каблуками по набережной. подпевать песням про зомби в душных, прокуренных залах бара, угадывать в бармене черты орков и троллей, а то и великанов. печь яблочные пироги и воздушные торты, стирая полотенцем прилипчивый к щекам крем.
записать в список несбыточных вещей пару концертов и кофейню в тени тополей, вывеска "Продается" которой вот уже месяц мозолит глаза едва проклюнувшейся мечтой.
вписывать прохожих в блокноты и ежедневники, словно персонажей собственной Вселенной. отбирать самых-самых, придумывать им истории, увековечивать.

@темы: пылесборник, что скрывал подвал

22:23 

пусть верят в притчи;
щепоть дурных предчувствий от А. не оправдалась. пейзажи за окном поезда - сплошь истории авторства Брэдбери, поля, вспыхивающие желтым и малиновым. время залипает в густом, вываренном в варенье из путешествий воздухе.
город плещет в глаза зеленью и дождем. прошло чуть больше недели, а улицы уже стали знакомыми, метро приветственно грохочет и гудит в нужную сторону, люди, улыбчивые и колоритные, проносятся мимо, словно сюжеты в любимом калейдоскопе.
уютный охранник физико-химического института советует посмотреть на высшие материи, рисует карту. высшие материи охраняют голуби, улитки носят на себе дополнительную реальность, а мы, уставшие и голодные, улыбаемся офисным работникам, высыпавшим на перекур.
в музее космонавтики охранник играет в "кручу-верчу", на хохловском переулке зеркальная рыба корчит нам рожи нашими же отражениями.
на ужин смотрим закат и мультики, кормим котов и рыбок. пьем кофе, поем в расчески.

в какой-то момент я, набравшись храбрости, приношу в жертву свои волосы и невидимая морская ведьма булькает пронзительным смехом, напрочь смытым оглушительным грохотом вагонов метро.
но сделка есть сделка.

@темы: пылесборник

22:02 

пусть верят в притчи;
- Был у меня один друг... Ну как, друг - я его боялась. - говорит взъерошенный эльфенок, забираясь верхом на джембе. - На большой скрипке играл. Как ее?.. Карабас!
эльфенка зовут Аней, она принцесса параллельного мира, в котором царит хаос разноцветности и нужного хлама. мир, маскирующийся под чайную.
у Ани есть папа, который готовит нам имбирный напиток с апельсинами и медом, расплавленный янтарь сияет в вазочке, отражая тени случайных прохожих по ту сторону двери в параллельный мир. Анин папа отбирает у дочери барабан и приносит нам медное чудо - комок проволоки и бисера, принимающий чудесатые формы калейдоскопных мыслей.
волшебное у вас место, говорю. эльфенок смеется: "Оно не волшебное, оно странное". сходимся на волшебно странном.
в Странном Волшебном Месте много часов. песочных и электронных, тикающих и булькающих. Аня приносит к нам на столик множество разноцветных счетоводов времени, я прячусь от них за апельсиновыми кругляшами.
- Только осторожнее с этим пакетом, в нем швейная машинка.
нет, она ничья. да, кто-нибудь собирается на ней что-нибудь сшить. когда-нибудь. аня не знает, когда именно.
показываю ей как правильно касаться джембе. Аня слушает вполуха, потом оборачивается к залу и доверительно сообщает:
- Я слышала, что если плохо будешь играть на гитаре, то она расстроится. Грустно, правда?
смех еще звенит под разноцветным потолком, когда из соседнего параллельного мира врывается сухонькая старушка, предлагая купить молоко.
- Вы не думайте, оно чистое! Я свою коровушку мою утром и вечером. Любит она извозиться в грязи, но я ее, голубушку, как себя обмываю. Будете, молочко-то? С витаминами!
Она снует между столиками, улыбается, травит байки. эльфенок скрывается в наружных сквозняков и мы едва успеваем узнать ее имя.
на счастье Анина мама дарит нам ключики. я прячу свое сокровище поглубже, среди захламленных коридоров памяти, "Хламовника" и "Кофейника" Дома, в котором.
выхожу, спотыкаясь, сбивая чемодан с сетки и пальцы в кровь, К. смеется и я смеюсь.
снаружи светит солнце.

@темы: волшебники, пылесборник

16:31 

пусть верят в притчи;
меня окружают замечательные люди.

Алёна 19:23:49
дааа
я не помню, рассказывала ли.. в общем, как-то шла по советскому, в наушниках. мелодия звонка - имперский марш. передо мной два парня. телефон зазвонил, я не сразу услышала. иду, значит, а они так сурово разворачиваются и расступаются передо мной. потом я уже поняла, что кто-то звонит
с тех пор я делала так: ставлю будильник с маршем и иду куда-нибудь. и типа сразу не слышу
жаль, телефон нормальный навернулся

@темы: что скрывал подвал, пылесборник

16:49 

пусть верят в притчи;
море волнуется раз.
где-то в необъятности Вселенной случайно пересеклись три истории. просто так. 2 - 1 = Москва.
море волнуется два.
если есть в мире человек, целиком и полностью сотканный из частиц доброты, это мама-Инна. так ее звали все во дворе, кроме меня. у нее есть сын, теплейшая в мире улыбка и рыжеватые волосы. а еще неповторимо звонкий голос. я узнаю ее только по этому перезвону колокольчиков. она всегда улыбается. сколько ее помню - она одна. сколько себя помню - мы искали ей принца, потому что такая замечательная царевна, Василиса Премудрая и Прекрасная, обязательно должна выйти замуж за принца. но она одна. как же так. ее сын - мой в грустно-прошлом лучший друг, завтра защищает диплом. Инна гордится и смеется. говорит, "А потом он поедет в Москву".
море волнуется три.
"Я поеду в Москву", - говорит А. у него 100 баллов по ЕГЭ. он наверняка сбежал из сказки - имя рыцарское и дыра в груди. так бывает у промахнувшихся со сказкой.

а потом на море собирается шторм.
Дорогая Вселенная, я все-все поняла. встреча в конце июля, будем с Джо тщательно все записывать, пока Хьюстон сторожит дома совушек. к Аглае присоединилась Луша. им буде о чем поболтать.

@темы: пылесборник, вникуда

19:35 

пусть верят в притчи;
где-то в промежутках между страницами, вспомнилась история, рассказанная как-то мамой. не помню к чему.
жил-был добрый мальчик в большом и недружелюбном мире. вокруг него дрались и сквернословили, пили до беспамятства, издевались над слабыми. а мальчик рос, заступался за девочек, набивал себе шишки о косяки реальности, уходил в книжные запои, писал стихи, мечтал об университете и красивых людях, улыбающихся друг другу. мечтал о дискуссиях с равными себе, научных открытиях, полетах в космос. вырос, поступил в университет. понял, что ничего, в общем-то, не меняется. мир как был злой бездомной псиной, так и остался.
мальчик пришел к маме и в свои 20 лет разрыдался, словно все еще верил в Нарнию (а может и верил, история умалчивает). мол, почему ты, женщина, родила меня таким правильным и добрым. почему я не могу так орать благим матом, не могу заниматься всякой херней и прожигать жизнь до крайней точки бессмысленности.
понятия не имею, что ему ответила мама. только мальчик со временем как-то обветрился, огрубел, растолкал богатырскими плечами окруживших его баранов и пошел своей дорогой. бродит теперь где-то в районе политехнического университета. подкармливает бездомных собак сосисками. благородный пират, чуть-чуть не доросший до рыцаря.
настоящий. сын учительницы физкультуры в нашей школе. а вы говорите, не бывает сказок.

@темы: осколки воспоминаний, пылесборник, что скрывал подвал

14:20 

пусть верят в притчи;
курсовая скалится на меня дореволюционными шрифтами, режет глаза архивной пылью, жжет восприятие мерцанием мониторов.
второй день всюду мерещатся оргАны вместо Органов
снится Главлит, распевающий на ночных дежурствах “Index Librorum prohibitorum” под орган. под ногами плененных литераторов снуют коты, кошачьими войсками командует булгаковский Бегемот.
что же со мной будет к диплому

@темы: царапины, пылесборник

15:22 

пусть верят в притчи;
папа только что сходил за хлебом и забыл купить хлеб.
иногда я оченно удивляюсь, отчего мы не родственники. даже почерки схожи.

@темы: задумчательное, пылесборник

12:21 

пусть верят в притчи;
словоборчества выбраковывается в совершенно иные категории далекие от реальности. квартиры наполняются множеством тире, ничего не поясняя. Стряслось стрясается сквозь сито волшебными пылинками: "- А что это, вон там, - Это счастье, - И что оно делает?, - Стрясается".

голова гудит. или это снаружи гудит. А. принесла алисистые открытки с подозрительно знакомой Герцогиней.
устоявшееся "не май месяц" стремительно теряет свое значение.

@темы: словоборчество, пылесборник

15:35 

пусть верят в притчи;
кроме "лысые мальчики в простынях "Харе Кришна" орут" и засвеченной по дурости пленки, скопилось слишком всего и уже не укладывается в рамках одной вписанной Вселенной.
паук Вольдемар продолжает выживать в ванной, несмотря на суицидные порывы.
улыбчивый таджик продолжает готовить в Крепости шашлыки на общегородской праздник.
совы-сестры Аглаи ждут хозяев неподалеку.
набережная обрастает надписями, вырвавшимися из рамок "Дома, в котором..."
поют коты и бабушка с пятого этажа.
жужжат трамваи. бормочут соседи.
мир стабильно и однобоко счастлив.

@темы: пылесборник

18:55 

пусть верят в притчи;
А. морально готовится писать курсовую по философии. на китайском.
мама читает рецепт-инструкцию по приготовлению "ЭФФЕКТИВНОГО травяного настоя", а там прекрасное - "Добавить 1,5 стакана варенья, горсть коровяка (если есть), 2 школьных мелка, концентрат "Сияние"...et cetera". варенье. для плодородия грядок. гениально.
на лекции ректора играли в "Звездные войны" и уронили Оби-Ван Кеноби с самого верха амфитеатра. ребята с физфака двумя ярусами ниже поймали и вернули. много краснелось. ректор ничего не заметил, продолжая сиять в лучах собственной самовлюбленности.
корпус физиков - темная сторона луны. снег не тает, повсюду забавные таблички с набором неизвестных слов и очень вкусный карамельный капучино.

@темы: пылесборник

19:34 

пусть верят в притчи;
Уже в начале 1920-х гг. сказка в советской педагогической литературе рассматривалась как... «одно из самых сильных орудий социального восстания». В феврале 1928 г. на страницах газеты «Правда» была опубликована статья Н.К. Крупской «О «Крокодиле» К. Чуковского», в которой она «намечает акценты, народ орет, тащит полицию, дрожит от страха; крокодил целует ноги у царя гиппопотама; мальчик Ваня, главный герой, освобождает зверей». Далее она пишет: «Крокодила» ребятам нашим давать не надо. Не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть»

Тем временем, писать курсач становится интересно.

@темы: ©, пылесборник

still ginger

главная